вторник, 14 сентября 2010 г.

Привычные слова

   В одном из выпусков «Ералаша» был такой сюжет: мальчишка читает какую-то толстую книгу и заливается от смеха. В конце книга оказывается орфографическим словарем русского языка...
Сюжет, конечно, чисто юмористический. Однако попытаемся задуматься всерьез: какую непосредственность восприятия надо сохранить, чтобы смеяться над обычными словами русского языка? Многие из этих слов, наверняка, могут показаться смешными тому, кто с ними незнаком. Иностранцу, например, или ребенку. Но для нас – тех, кто привычно употребляет эти слова в повседневной речи, они давно утратили свою необычность, стерлись и потускнели. И это, видимо, правильно: ведь язык – в первую очередь инструмент общения, и если мы будем думать над каждым словом, то, скорее всего, утратим способность говорить.
    И все-таки: не слишком ли мы ленивы и нелюбопытны? Иногда бывает полезно задуматься над привычным и обыденным, это приводит порой к удивительным открытиям!
Мы говорим: ерунда, галиматья, хулиган, абракадабра, близорукий... Обыденные слова русского языка. Мы так привыкли к ним, что давно не задумываемся об их происхождении. Мы их произносим легко и просто.


Явную бессмыслицу мы называем галиматьей. Нечто маловажное, не заслуживающее внимания – ерундой. Грубого и бестолкового человека можем назвать балдой. Балда... А ведь когда-то так называлось тяжелое полено или чурка. Так что, обзывая кого-то балдой, мы фактически сравниваем его с куском дерева. Довольно образное, в общем-то, сравнение!
    Интересная история произошла со словом «близорукий». Как известно, близоруким называют человека, который плохо видит вдаль. Причем же тут руки? Когда-то это слово произносилось как «близозорокий». Здесь явно просматривается связь со зрением, «зоркостью». Постепенно один слог «зо» выпал, а оставшееся «близорокий» превратилось в знакомое нам слово.
Происхождение слова «галиматья» связано с забавным анекдотом. Рассказывают, что на одном судебном процессе, связанном с кражей петуха у некоего Матье, адвокат зарапортовался и вместо gallus Mathiae (петух Матье) произнес Galli Matthias (Матье петуха). С тех пор это самое «Матье петуха» и стало синонимом бессмыслицы, глупости, ахинеи...
Кстати, а откуда пошло слово «ахинея»? Есть версия, что от греческого «афинея», что означает «храм Афины». В древней Греции Афина считалась богиней мудрости, и в храме Афины ученые и поэты вели диспуты, читали свои произведения... В общем – все то, что простым людям было малодоступно и казалось лишенным смысла. Так и стало со временем название храма богини мудрости Афины синонимом бессмыслицы, вздора. Воистину, удивительные превращения происходят со словами!
Например, слово «хулиган». В конце 19-го века (не так уж давно!) жила-была английская семья по фамилии Хулиган. Представители этого славного семейства славились своим буйным нравом и антиобщественным поведением. Так что вскоре слово «хулиган» стало нарицательным сначала в Великобритании, а потом и во всем мире.
    Или слово «лодырь». Сейчас так называют бездельников и лоботрясов. А в начале 19-го века жил и работал в Москве известный и весьма успешный врач по фамилии Лодер. У него была своеобразная методика лечения болезней: многим своим пациентам он прописывал длительные пешие прогулки на свежем воздухе. Пациенты его были людьми, в основном, богатыми и знатными, приезжали они в собственных экипажах с кучерами. И кучера, наблюдая за прогулками своих господ, делали вывод: «лодыря гоняют». Вот так и превратилась фамилия превосходного врача в синоним бездельника и лентяя.
    Есть и еще более удивительные превращения. В средние века, когда истово верили в силу тайных заклинаний и магических формул, возникло чародейское слово «абракадабра». Этому слову приписывались способности исцелять различные болезни, вызывать злых духов из ада и много чего еще. Со временем магическая сила из него выветрилась, и теперь это слово обозначает просто бессмыслицу в чистом виде.
    И напоследок – о происхождении слова «ерунда». Происходит оно из семинарского лексикона от латинского «herundium» (особая форма глагола). Видно, нелегко давалась латынь беднягам-семинаристам, и стали они называть этим самым «ерундиумом» все малопонятное и никчемное. А уж из «ерундиума» и произошла наша привычная «ерунда» ...
   Воистину, удивительные превращения происходят со словами! И кто знает: может быть те слова, которые мы сейчас произносим легко и не задумываясь, лет через сто приобретут совсем другой смысл, имена или фамилии каких-нибудь будущих знаменитостей станут обозначением еще не ведомых нам вещей или явлений. Да и сам язык наш изменится настолько, что эту статью мои внуки или правнуки смогут прочесть только с помощью словаря...
                                                                                   Борис Кадин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts with Thumbnails